Приоритеты и решения «двадцатки» в рамках турецкого председательства: имплементация, инклюзивность и инвестиции для уверенного, устойчивого, и сбалансированного роста (G20 Priorities and Decisions Under Turkey's 2015 Presidency: Implementation, Inclusiveness and Investment for Strong, Sustainable and Balanced Growth)

International Organisations Research Journal (IORJ), Forthcoming

26 Pages Posted: 25 Mar 2017 Last revised: 27 Mar 2017

See all articles by Marina Larionova

Marina Larionova

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA) - Center for Studies of International Institutions

Mark Rakhmangulov

Center for International Institutions Research (CIIR)

Elizaveta Safonkina

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA) - Center for Studies of International Institutions

Andrei Sakharov

National Research University Higher School of Economics

Andrey Shelepov

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA) - Center for Studies of International Institutions

Date Written: March 31, 2017

Abstract

Russian Abstract: Турция председательствовала в «Группе двадцати» в период «более слабой, чем ожидалось, мировой активности» с декабря 2014 г. по ноябрь 2015 г. Геополитическая напряжённость начала распространяться за границы непосредственно вовлечённых в конфликты регионов. Турция переживала тяжелый период, характеризующийся замедлением экономического роста, двумя турами выборов в июне и ноябре 2015 года, возобновившимся противостоянием между правящей Партией справедливости и развития и объявленной вне закона Рабочей партией Курдистана, двумя миллионами беженцев на территории страны, не вполне успешными действиями по защите своих границ и противостоянию террористам. Турецкое председательство определило три приоритета: инклюзивность, исполнение решений и инвестиции для роста. Для противодействия неравенству и обеспечения инклюзивного роста было предложено объединить усилия для решения проблем малых и средних предприятий, таких как доступ к финансированию, навыки, глобальные цепочки добавленной стоимости; занятость молодёжи и женщин и поддержка развития стран с низкими доходами. Инклюзивность была обеспечена, в том числе, через взаимодействие «Группы двадцати» с социальными партнёрами. Особое внимание к реализации решений было в частности связано с приоритетом исполнения членами «двадцатки» обязательств саммита в Брисбене, прежде всего, стратегий роста. Учитывая роль инвестиций в качестве драйвера роста, председательство предложило членам разработать и принять амбициозные инвестиционные стратегии, сфокусированные на инвестициях в инфраструктуру и государственно-частном партнёрстве. Результаты работы «Группы двадцати» под председательством Турции анализируются в статье в рамках функциональной парадигмы, рассматривающей деятельность «Группы двадцати» в контексте реализации трёх основных целей многосторонних институтов высшего уровня: укрепление потенциала политического лидерства для продвижения новых идей и преодоления тупиков, урегулирование внутренних и международных вызовов и консолидация механизмов коллективного управления. Для достижения этих институты должны демонстрировать качества лидерства, солидарности, устойчивости, приемлемости, последовательности и преемственности. Исходя из этих характеристик определены соответствующие шесть критериев, которые применяются для анализа деятельности «Группы двадцати» в ходе председательства Турции. Эффективность оценивается как успешность работы «Группы двадцати» по комбинации критериев. Учитывая миссию «Группы двадцати» по достижению сильного, устойчивого, сбалансированного и инклюзивного роста, для целей исследования все вопросы повестки турецкого председательства «Группы двадцати» были сгруппированы по этим четырём опорам роста. Работа «Группы двадцати» в каждой сфере оценивалась по шести критериям в трёх-балльной шкале: высокая (оценка 1), средняя (оценка 0) и низкая (оценка -1) эффективность. Общая оценка эффективности работы «Группы двадцати» была посчитана как общая сумма средних оценок в каждой сфере, поделённая на 11 (количество сфер в повестке). Признавая, что реализация решений крайне важна для легитимности, лидерства и солидарности «Группы двадцати», Турция сделала одним из приоритетов своего председательства именно исполнение решений. Поэтому, в анализе по каждой из сфер учитывается уровень исполнения. Несмотря на то, что взаимодействие «Группы двадцати» с форматами аутрич, включая социальных партнёров, международные институты и не членов «”Группы двадцати», рассматривается в отдельном разделе, качество взаимодействия учитывается при оценке приемлемости решений «Группы двадцати» в соответствующих сферах. Анализ показывает, в рамках Турецкого председательства «Группа двадцати» успешно реализовала три основные цели многосторонних институтов высшего уровня: укрепление потенциала политического лидерства для запуска новых идей и преодоления тупиков, урегулирование внутренних и международных вызовов и консолидация коллективного управления. В большинстве сфер «Группа двадцати» показала высокий уровень (оценка 1) последовательности решений лидеров по приоритетам и преемственности с предыдущими председательствами и основной повесткой «Группы двадцати». Устойчивость и приемлемость были также на высоком уровне (0,82), так как «Группа двадцати» обеспечила долгосрочную жизнеспособность коллективных решений и получила одобрение от не членов института, международных организаций и социальных партнёров. Как и в рамках предыдущих саммитов, кроме Вашингтона и Лондона, члены «Группы двадцати» не смогли согласовать амбициозные цели по расширению торговли и противостоянию угрозе фрагментации многосторонней торговой системы, продемонстрировав недостаток как лидерства в принятии новых обязательств, так и солидарности в исполнении данных обещаний. Следует, однако, отметить, что хотя торговля является важным приоритетом повестки «двадцатки» с самого первого саммита, уровень исполнения членами неизменно остается разочаровывающе низким. После высоких уровней исполнения антипротекционистских обязательств саммитов в Вашингтоне и Лондоне (83% и 75% соответственно), связанных с шоком от мирового экономического кризиса, уровень исполнения редко превышал показатель в 65%, достигнутый в Анталье. Таким образом, хотя «Группа двадцати» и не была способна проявить достаточное политическое лидерство, преодолеть тупик и принять новое амбициозное решение, она смогла реализовать обязательство по противодействию протекционизму на относительно высоком уровне. «Группа двадцати» показала высокий уровень работы по шести критериям (лидерство, солидарность, устойчивость, приемлемость, последовательность и преемственность) по всем трём приоритетам Председательства Турции с оценкой 1 по инвестициям и 0,92 по инклюзивному росту. Реализация третьего приоритета председательства – имплементации – также было на достаточно высоком уровне в 78% в целом за саммит, что выше среднего для «Группы двадцати» по всем саммитам и уступает только оценкам в Вашингтоне (83%) и Лос-Кабосе (79%). Результаты подтверждают выводы предыдущих исследований, что уровень исполнения «Группы двадцати» выше по приоритетным вопросам. В целом, несмотря на множество внутренних и внешних вызовов, корабль «двадцатки» успешно прибыл в порт назначения, выполнив свою миссию под руководством Турции.

English Abstract: Turkey held the presidency of the G20 (Group of 20) from December 2014 to November 2015. During this period geopolitical tensions started to spread beyond the borders of the regions involved. Turkey went through a challenging time, with a slowing economy, two elections in 2015, revived political confrontations, two million refugees and frustrations in securing its borders and handling terrorism. Turkey defined three priorities for its presidency: inclusiveness, implementation and investment for growth. To combat inequality and ensure inclusive growth, it aimed to address the issues of small and medium-sized enterprises, such as access to finance, skills and global value chains, employment for youth and women, and support to the development of low-income countries. Inclusiveness was also explicit in G20 engagement with social partners. Implementation was emphasized, particularly related to the imperative to deliver on the G20 members’ commitments regarding growth strategies made at the 2014 Brisbane Summit.

This article assesses the G20’s performance under the Turkey presidency within a functional paradigm focusing on the three main objectives of plurilateral summitry institutions: strengthening capacity for political leadership to launch new ideas and overcome deadlocks, reconciling domestic and international pressures, and consolidating collective management. To attain those objectives, institutions are expected to demonstrate leadership, solidarity, sustainability, acceptability, consistency and continuity. Efficiency is perceived as G20 performance on a combination of the criteria. Given the G20’s ultimate mission to achieve strong, sustainable, balanced and inclusive growth, all the issues on Turkey’s G20 agenda were grouped according to these four growth pillars.

G20 performance on each of the issue areas was assessed on six criteria using a three-point scale: high (1), medium (0) and low (−1) degree of performance. The overall assessment of G20 performance efficiency was estimated as the total of the average scores in each issue area divided by 11 (the number of policy areas on the agenda). Recognizing that implementation is crucial to G20 legitimacy, leadership and solidarity, Turkey made it one of its presidency’s priorities. Thus, the quality of accountability and level of compliance are considered within each policy area. The quality of engagement is included in the assessment of the acceptability of G20 decisions within respective policy areas, with the format of G20 engagement with outreach, including social partners, international institutions and non-G20 countries, explored in a separate section.

The analysis showed that the G20 under the Turkish presidency attained a high level of consistency and continuity in all issues, ensuring the consistency of decisions across policy areas and their compatibility with the agenda of previous presidencies and G20 core agenda. Sustainability and acceptability were also quite high, as the G20 ensured the longevity of collectively produced solutions and got the endorsement of the decisions by other governments, international institutions and social partners. However, the Turkish presidency lacked leadership, showing not enough capacity to exercise political authority and overcome deadlocks, which could be partly explained by the challenges of the internal situation in Turkey. The lowest level was registered for solidarity as some G20 members did not fully commit to certain decisions and parts of the programs and documents were perceived as voluntary. The G20 displayed many of the features of plurilateral summitry institutions in all the areas under the goal of balanced growth and almost all with regard to the goal of inclusive growth. On sustainable growth, the performance was mixed on both energy and climate change. With a relatively high average for strong growth, the outcomes by issue were uneven: relatively high on macroeconomic cooperation and investment, and rather low on trade. The trade agenda was the only one with negative scores for leadership and solidarity, proving to be one of the most persistent challenges for the G20.

Note: Downloadable document is available in Russian.

Keywords: «Группа двадцати», Турция, макроэкономическое сотрудничество, инвестиции, реформа международных финансовых институтов, международная торговля, энергетика, изменение климата и окружающая среда, международное налогообложение, борьба с коррупцией

JEL Classification: F5

Suggested Citation

Larionova, Marina and Rakhmangulov, Mark and Safonkina, Elizaveta and Sakharov, Andrei and Shelepov, Andrey, Приоритеты и решения «двадцатки» в рамках турецкого председательства: имплементация, инклюзивность и инвестиции для уверенного, устойчивого, и сбалансированного роста (G20 Priorities and Decisions Under Turkey's 2015 Presidency: Implementation, Inclusiveness and Investment for Strong, Sustainable and Balanced Growth) (March 31, 2017). International Organisations Research Journal (IORJ), Forthcoming. Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=2940257

Marina Larionova (Contact Author)

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA) - Center for Studies of International Institutions ( email )

Mark Rakhmangulov

Center for International Institutions Research (CIIR) ( email )

Vernadskogo Prospect 82
Moscow, 119571
Russia

Elizaveta Safonkina

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA) - Center for Studies of International Institutions ( email )

Moscow
Russia

Andrei Sakharov

National Research University Higher School of Economics ( email )

Myasnitskaya street, 20
Moscow, Moscow 119017
Russia

Andrey Shelepov

Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA) - Center for Studies of International Institutions ( email )

Moscow
Russia

Register to save articles to
your library

Register

Paper statistics

Downloads
4
Abstract Views
224
PlumX Metrics